Главная / ДНИ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ РОССИИ / 27 января / БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА В ТВОРЧЕСТВЕ ДЕТЕЙ (Выставка) / НОВОУРАЛЬСК (Раздел выставки) / ПРОЦЕНКО Д. /

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА В ТВОРЧЕСТВЕ ДЕТЕЙ

Мои впечатления о прочитанной книге А.Адамовича и Д.Гранина "Блокадная книга"

Много написано очерков, повестей, романов, воспоминаний о героической обороне Ленинграда и прорыве блокады.

Казалось бы, что ещё можно поведать людям, миру обо всём этом? В книге А. Адамовича и Д. Гранина собраны свидетельства людей о том, как они жили во время блокады, записаны живые голоса участников блокады, их рассказы о себе, о своих близких, о товарищах. Эту книгу мы читали всей семьёй.

Самым страшным испытанием был голод. "В перечне блокадной еды всякое можно найти - конопляные зёрна от птичьего корма и самих канареек, дроздов и попугаев, собирали клей от обоев, вываривали ремни, ели кошек, собак, ворон, потребляли всякого рода технические масла, использовали олифу, лекарства, специи, вазелин, горчицу. Список этот длинный, удивительный по своей изобретательности".

Невозможно без слёз читать дневничок маленькой Тани Савичевой: "Бабушка умерла 25 января..." "Дядя Алёша 10 мая". "Мама 13 мая 7.30 утра. Умерли все. Осталась одна Таня".

"Ленинградские дети" - это звучало как пароль. На помощь бросался каждый в любом уголке нашей земли. Дети разучились в ту зиму шалить и даже смеяться. "Люди, даже дети не плакали и не улыбались. Дети как старички, безулыбчивые, молчаливые, вялые, всё понимающие и ничего не понимающие: "Когда их эвакуировали на Большую землю, их узнавали сразу - ленинградские дети. Узнавали по старческим личикам, походке, но, прежде всего, по глазам, видевшим всё". Анна Ахматова писала:

"Щели в саду вырыты,
Не горят огни.
Питерские сироты,
Детоньки мои!"

Поражает то, что в таких нечеловеческих условиях люди сохраняли в себе чувства долга, чести, благодарности, милосердия. Читая эту книгу, мы понимаем, в какой тяжкой борьбе с самим собой человек побеждает нестерпимый голод, холод, смерть, безнадёжность.

Я была потрясена, прочитав подлинный дневник Юры Рябинкина - 16-летнего мальчика. Общая тетрадь его была начата 22 июня 1941 г., последняя запись - 6 января 1942 г. Последняя запись - и кончилась жизнь Юры Рябинкина. Он описывает каждый свой прожитый день борьбы с голодом, холодом, безысходностью, борьбы с самим собой.

Его мучает совесть, что он "не утерпел и съел четверть пряника, который должен был принести маленькой сестрёнке". Он винит себя: "несчастья не закалили меня, а только ослабили меня, а сам характер у меня оказался эгоистичным". Его постоянно посещают мысли о самоубийстве, но он хочет жить: "Я хочу жить, но так жить я не могу. Жить, не зная для чего, влачить свою жизнь в голоде и холоде ... Рядом мама с Ирой. Я не могу отбирать у них их кусок хлеба ... Какой страшный голод!"

Тяжело читать последние страницы дневника Юры, где он, совершенно истощённый, опухший от голода, безо всякой надежды на спасение, клянётся, что если останется жить, то "навечно покончит со своей гнусной обманщицкой жизнью, начнёт честную трудовую жизнь, подарит маме счастливую золотую старость".

И вот наступил день эвакуации. Юра приподнялся с кровати, поискал свою палочку, попытался встать, не смог и упал на кровать ...

Под впечатлением прочитанной книги, я написала такое стихотворение:

В небе алым пламенем заря горит,
На реке Неве Ленинград стоит.
Волны вольные по реке бегут,
Вдоль неё, обнявшись, стар и млад идут.

Идут за руки - тихо говорят
Про великий город - город Ленинград.
Говорит дед внуку про войну,
Про свист пуль и дыма пелену.

Да про 900 дней скорби, страха, слёз,
Когда голод много душ унёс.
Но мы выстояли - город был спасён,
И навеки враг был побеждён.

Волей разума, сплочением сердец,
Силой духа русский славился боец.
Имена их никогда нам не забыть.
Они умерли за то, чтобы нам жить.

Солнце ясно светит над Невой,
Вечно будет жить город-герой.

Проценко Дарья, 3 класс, г.Новоуральск Свердловской области, 2002