Главная / Книги и произведения / ЦИТАТЫ, ТЕКСТЫ, ПРОЗА / Иванов С.И. Детский курс мировой философии /

Иванов С.И. ЦИТАТЫ, ТЕКСТЫ, ПРОЗА

Детский курс мировой философии

Пифагор

Пифагор (вторая половина шестого века до нашей эры), как известно, был портным. Все слышали про его знаменитые штаны. Как особое достижение отмечалось, что штаны во все стороны равны. А этого трудно добиться без знания геометрии и прочих наук. Таким образом, можно предположить, что Пифагор получил хорошее образование. И, если и работал портным, то из стремления к простоте, столь свойственного философам.

Вся Греция и весь культурный мир еще ходили в хитонах, словно статуи, а Пифагор уже изобрел штаны. Он вполне мог этим гордиться. И, если необразованные сограждане чем-то обижали его (а философов всегда обижают, такая уж у них профессия) . он залезал на скалу и кричал в ответ:
- Дикари! Бесстыдники! Любой дурак может тряпками обмотаться! А из каждого вашего хитона, между прочим, десять штанов выйдет!

Скала была высокая, и греки, хотя и старались добраться до Пифагора, быстро оставляли свое намерение и принимались тузить того, кто под руку подвернется. Этих невинно битых потом стали называть "пифагорейцами". Эллины так и не добрались до Пифагора, но в отместку погубили Сократа, который не успел забраться на скалу.

Сократ

Сократ - афинский философ, родившийся около 469 года до нашей эры. Был известен своей иронией. Книг не писал, утверждая, что ничего не знает. Борясь с невежеством, просвещенные афиняне заставили его выпить яд.

Аристотель

Учителем Аристотеля был Платон. Платон очень строго к нему относился. Двойки ему ставил. А родителям Аристотеля не нравилось платить ежегодно довольно крупную сумму непонятно за что. Поэтому Аристотель ушел из платоновской Академии. При этом он произнес: "Платон мне друг, но учиться у него дороговато".

В общем, Аристотель перестал быть студентом и вместо этого решил стать учителем, что, безусловно, не лишено определенного смысла. Тогда он открыл специальную элитную школу - Лицей. Там он учил детей ставить перед собой цель и достигать ее. Цель он располагал как можно дальше от места старта, в самом дальнем конце коридора. Тому, кто первым добегал до цели, он давал сладкий финик, а последнему давал только ремня.

Иногда Аристотель беседовал с учениками на философские темы. Например, он говорил им: "Все в природе куда-то стремится, и остановить это движение невозможно." Ученики прекрасно понимали учителя и стремились к выходу с такой силой, что охранники не могли их удержать.

Но от Аристотеля не так просто было уйти. Он ловко ловил зазевавшихся в раздевалке и продолжал беседу. "Остановить естественное движение невозможно, - говорил он, - зато стоит поразмышлять, куда и зачем данные тела стремятся. Куда, например, ты, Филон Александрийский, так стремишься? Уж не на рыночную ли площадь, фиги воровать?"
"Чего вы обзываетесь? - возмущался ученик. - Чего сразу "филон"-то? Когда я филонил? Всегда уроки делаю. Я родителям пожалуюсь!"
"Посмотрим еще, кто чего расскажет!" - говорил Аристотель и, потрясая портфелем ученика, высыпал оттуда фиговые косточки.
"Это вы сами подложили!" - кричал Филон Александрийский, - "Сикофант! Сикофант!"

Но крики ему мало помогало. Если уж Аристотель кого поймает, то пиши пропало. Зато те, которые вырывались, возвращаться не хотели и становились заядлыми прогульщиками. Поэтому учеников Аристотеля называли "перипатетики". Это греческое слово означает "прогуливающие".

Прогульщиков вскоре стало так много, что они на несколько веков определили направление древнегреческой философии. Аристотелю это было, конечно, приятно. Но все-таки ему не хотелось, чтобы ученики разбегались, и он решил заинтересовать детей и родителей еще чем-нибудь. Он подумал, что было бы неплохо ввести в Лицее новые предметы. Но этому мешали две причины: во-первых, вся древнегреческая наука состояла из одной философии, а больше никаких наук не было, а во-вторых, ему не хотелось нанимать других преподавателей.

Тогда он сам занялся политикой, поэзией и механикой. А поскольку все его ученики только и делали, что прогуливались, сотни лет больше никто этими науками не занимался, и Аристотель очень долго оставался самым научным большим авторитетом.

Кант

Великому философу Канту никакие препятствия не мешали исполнить задуманное. Каждое утро, из года в год, он вставал в строго определенное время и шел гулять. Жители Кенигсберга проверяли по нему свои часы. Ни плохая погода, ни интересная телепередача не могли нарушить заведенный порядок.
И, что самое удивительное, никто не заставлял Канта так мучиться. Все это он проделывал по собственной воле.

Кант был настолько выдающийся философ, что мог логически доказать любое положение. Потом мог взять это положение и поставить вверх ногами. Он, например, с легкостью доказывал, что Бога нет, а через пять минут приводил сотню доказательств его существования. Это умение Канта переворачивать вещи с ног на голову настолько поразило современников, что его жонглерские способности вошли в поговорку, и с тех пор пошла традиция писать на ящиках с хрупким грузом: "не кантовать", то есть . не переворачивать.

Но Иммануил Кант даже при таких поистине цирковых способностях оставался серьезным, категоричным и критичным человеком. Он написал "Критику чистого разума", потом "Критику практического разума" и в конце концов раскритиковал просто способность соображать, чем внес значительный вклад в философию.