Главная / Книги и произведения / ЦИТАТЫ, ТЕКСТЫ, ПРОЗА / Сахарнов С.В. Сын лейтенанта Шмидта /

Сахарнов С.В.

ЦИТАТЫ, ТЕКСТЫ, ПРОЗА

Сын лейтенанта Шмидта
Отрывки

Введение

Тупая дрожащая игла вонзилась в мозг спящего. Звонил будильник. Разбуженный звонком железнодорожный вор Савелий Лапа разлепил склеенные сном веки, проворно спустил ноги с дивана и через несколько минут, неся наперевес, как рыцарское копье, купленную по случаю лестницу-стремянку, уже шагал по направлению к станции.

Ждать пришлось недолго: пассажирский состав Астрахань - Волгоград - Москва подкатил к станции минута в минуту. Пронзительно скрипнув тормозами и тускло, светя приоткрытыми по случаю дорожной духоты окнами, остановились усталые вагоны. Купированный номер три замер напротив сидящего в позе орла на скале жулика. Из окон доносился тихий свист: утомленные долгим путешествием пассажиры спали, дыша через нос. Засучив рукав, Савелий просунул руку в окно, сноровисто нащупал верхнюю полку слева - это была полка номер шестнадцать - и осторожно, чтобы не разбудить пассажира, стал проталкивать ладонь под подушку. Он проталкивал ее до тех пор, пока не ощутил кожей ладони бугристую скользкую поверхность бумажника. Захватив большим и указательным пальцами, Савелий вытащил его как раз в тот момент, когда раздался прощальный свисток локомотива. Укоризненно - находившийся по другую сторону состава дежурный по станции ничего не заметил, - вздохнули тормоза, окно поплыло, ушло, и вскоре поезд, набирая скорость, скрылся в украшенной разноцветными огнями железнодорожной пустыне.

Дома при свете лампы Савелий изучил добычу. На этот раз в бумажнике были только деньги, документов или какой-нибудь записки, раскрывающей личность владельца похищенного бумажника, не было. Пассажир купированного вагона номер три, лежавший на полке номер шестнадцать, остался неизвестным.

Это произошло теплой весенней ночью 199... года, когда ошеломленное изъятием вкладов население прятало в столы бесполезные сберегательные книжки, а, придя в магазин, растерянно взирало на прыгающие ценники; когда в Анголе бушевала война, а в Париже на выставке мод топ модели впервые сняли бюстгальтеры и обнажили ягодицы; когда принцесса Диана была еще жива, а овечка Долли не зачата. Другими словами, шел 199... год.

Глава восемнадцатая

АРФА И БОКС

В то время, когда председатель правления слушал авангардные вирши и разглядывал грязные носки поэтов, дворник и слесарь-референт, досмотрев до конца телевизионную игру "Миллион чудес", в которой трехлетняя девочка на вопрос ведущего "Что такое докембрий?" - пролепетала: "Первый период палеозоя" и получила от фирмы "Самсунг" цветной телевизор, зашли в правление, сняли с доски ключ и отправились наверх.

Из чердачной двери ударило теплом. Сэм включил ручной фонарик. Луч света вырвал из темноты наклонно уходящие вверх стропила, груду сваленных в углу ломаных венских стульев, гору пятнистых матрасов и лежащую отдельно, разобранную на части панцирную кровать. На всем этом лежал пласт пыли. Зря мы сюда полезли, - пробормотал Федор. - Какой архив? Его давно унесли. Что тут можно найти? Не надо было нас сюда посылать.

Побродив около остывших полстолетия назад дымовых труб, галеасцы наткнулись на стоящий боком в углу под скатом крыши шкаф. На шкафу замерцала в электрическом луче изогнутая эскулаповой змеей и опутанная струнами концертная арфа.

- Шикарный инструмент, - с уважением произнес, разглядывая арфу. Кочегаров. - Посмотрим, что в шкафу?

Отворили дверцы, из шкафа ударило крысиным пометом. Обшарили полки, на одной из них нашлась коробка из-под конфет. Ее перевернули, выпал моток ниток, штопальная игла и записка, на которой, поднеся фонарь, прочли: "Люся, жди меня завтра" и торопливую дату: "21 июня 1941 года".

Сэм полез за шкаф, в косом электрическом луче из-под ног его всплыли оплетенная лозой пустая бутыль и присыпанный трухой кожаный чемодан.

Нормально, Пушкин. В нем и надо искать. Вскроем? - предложил сантехник. Чемодан перевернули и поставили на попа.

- Закрыт на оба замка, придется резать, - сообщил дворник.

- Режь!

Находка была бы вспорота, дворник уже опустил за ножом руку в карман, когда в дальнем конце чердака послышался скрип открываемой двери. В чернильной темноте вспыхнула бледная полоска света, полоска расширилась и превратилась в дрожащий прямоугольник.

- Там вход с черной лестницы, - испуганно прошептал заместитель по уборке территории. - Кто-то идет!

Сантехник выключил фонарь.

На фоне светлого прямоугольника возникла человеческая фигура. Прямоугольник погас - дверь закрыли. И сразу же на ее месте возник прыгающий луч. Тот, кто держал в руках фонарь, светя себе под ноги, уверенно шел к затаившим дыхание галеасцам. Голубое электрическое пламя дрожало и приближалось. Один раз непрошеный гость остановился, посветил на стропила и крышу и снова двинулся вперед.

- Когда он подойдет, свети ему прямо в лицо, - пробормотал порядком, струхнувший Кочегаров. - Может быть, он испугается и убежит.

Он недоговорил. На фоне радужного пятна уже можно было различить силуэт человека. Не доходя двух шагов до галеасцев, незнакомец остановился. Испуганный не меньше своего товарища, Сэм, забыв поднять фонарь, нажал кнопку. Луч света упал наклонно вниз, выхватив из темноты кратерчики пыли и неподвижно стоявшую посреди них пару кроссовок. Кроссовки подпрыгнули, незнакомец ловко ударил по руке слесаря, толкнул в грудь дворника, но не удержался сам и повалился на шкаф. С того, рокоча струнами, поползла и рухнула на его голову арфа. Потрясенный арфой незнакомец подпрыгнул и, ударяя кроссовками в пыль, кинулся прочь. В дальнем конце чердака снова вспыхнул светлый прямоугольник, сжался, невидимая дверь с громом захлопнулась. Таинственный гость исчез.

Члены товарищества остались одни в кромешной тьме. Тяжело дыша, Сэм присел и дрожащими руками стал шарить на полу упавший фонарь.

- Что ему здесь надо было? - выпутывая ноги из струн, выдохнул Кочегаров.

Сэму удалось найти фонарь. Электрическое сияние озарило лежащую в прахе арфу и чемодан. Федор еще раз шумно вздохнул. И сразу же вдалеке снова запела дверь, послышались мягкие в пыли шаги - от двери, через которую проникли на чердак галеасцы, кто-то опять шел. Дворник и сантехник притихли. Мягко ступая, новый посетитель подошел поближе и остановился. Стало слышно его прерывистое дыхание. Дрожащий слесарь-референт поднял фонарь. Луч света вырвал из темноты искаженное тенями лицо Николая.

- Зачем вы светите мне прямо в глаза? - сурово произнес председатель товарищества. - Как ваши успехи? Я вижу, вы нашли чемодан, молодцы, но почему вы, Федор, стоите с ножом в руке? Решили потрошить чемодан здесь, в этой грязи? Стыдно, несите его вниз... Что случилось, почему вы оба так тяжело дышите?

Запинаясь и перебивая друг друга, технические сотрудники правления рассказали своему председателю о визите таинственного незнакомца.

Николай присвистнул:

- Вот это плохо. Странно и неприятно. Отечественный домовой. Будем надеяться, что это был всего-навсего какой-нибудь бомж. Жан Вальжан решил подыскать себе место для ночлега и заодно собрать десяток пустых бутылок. Пошли скорее вниз.

Когда чемодан был доставлен в комнату правления, водружен на председательский стол и обтерт мокрой тряпкой, Кочегаров уверенным движением человека, имеющего опыт морских такелажных работ, вспорол верхнюю крышку. Обнажился газетный пласт, которым было прикрыто содержимое.

- Не отталкивайте друг друга локтями, - предупредил Николай. - Будем рассматривать вещи не торопясь.

Под газетами оказалось торопливо сложенное истлевшее женское выходное платье и такой же смятый мужской пиджак. Появилась на свет и уселась, расставив руки, лысая фарфоровая кукла. Рядом с ней лежал медальон. Николай ногтем открыл его, золотыми нитями засветился детский локон. Еще одно платье, и наконец, на самом дне, замерцали полуоблетевшим золотым тиснением переплетенные в кожу книги.

- Всё! Дальше пустое дно. Итак, ничего ценного, - произнес председатель правления. - Забавно другое - несентиментальный Наседкин может смеяться - в минуту смертельной опасности люди берут с собой совершенно случайные вещи. Эта кукла, может быть, помнит, как ее маленькая хозяйка, бегая по лужайке, спрашивала папу: "Сегодня вечером придут жечь усадьбу, да?" Вы, дети суровых лет реального социализма и не менее сурового времени первоначального накопления капитала, не знаете, что такое семейный уют. Вы никогда не ели приготовленный мамой мусс. Это клюквенный сок, взбитый с крупой до такой степени, что он тает во рту... Подайте мне газеты. Как будто не прошел целый век. Вы только послушайте: "Всякая дама может иметь идеальный бюст. Выпишите нашу иллюстрированную книгу "Белла форма"". Прямо "Московский комсомолец", а ведь в руках у меня "Ведомости" времен русско-японской войны... Итак, что еще завалялось на самом дне? Шпильки из натурального черепахового рога. Страница из книги. Впрочем, для страницы бумага слишком толста. Скорее всего это оторванная от книги обложка. Внимательно рассмотрим ее...

Что мы видим перед собой, господа библиофилы? Мы видим в правом верхнем углу эпиграф: "В них что-то есть". Кому принадлежат эти эпохальные слова, нам не узнать - подписи нет. Крупно набрано название книги "ПЕТА".

Обратите внимание - написано через "ять". Внизу дата "1916 год". Итак, перед нами, действительно, оторванная от книги обложка... Газету с наставлениями, как улучшить бюст, я вручаю вам, Федя, подарите своей знакомой, когда вернетесь в Арбатов... Кстати, Сэм, повторите еще раз, что с вами произошло на чердаке.

Слесарь-референт рассказал, не упуская на этот раз никаких подробностей, о визите незнакомца и о столкновении с ним.

- Стоп. Вы говорите, у него был ключ от черного хода? Это меняет дело, - председатель товарищества задумался. - "Не ожидал", - как сказал император Николай II, узнав во время русско-японской войны о взятии Мукдена. Кто-то всерьез интересуется домами, в которых проживал до революции ювелир. Неужели появились конкуренты?.. Ладно, нас ждет Заозерск, завтра мы отплываем. Кто из вас регулярно видит сны? Знайте, тень нагого человека предвещает приятное свидание с женщиной, а видевшего во сне пашню ожидает удача. Постарайтесь сегодня ночью увидеть вспаханное поле. И пожелаем друг другу хорошего плавания.

Глава двадцать третья

БАЛ У САТАНЫ

Деловой центр, который должен был навестить Кочегаров, размещался в здании, построенном в годы, когда в молодую советскую архитектуру бурно ворвались экстравагантные идеи конструктивизма. "Баухауз", - говорили ее творцы и воздвигали на морских берегах санатории в виде не спущенных на воду кораблей с круглыми окнами, а в городах - дома, стоящие на столбах, отчего бывалым путешественникам сразу приходили на ум виденные в Индокитае деревни, воздвигнутые посреди болот и озер. Здание Делового центра было построено в -виде чайника. Первоначально в нем должна была размещаться фабрика-кухня, и потому он был замыслен архитектором в виде сосуда, к которому приделан висящий в воздухе носик. В носике должен был располагаться директор пищевого гиганта. Он должен был сидеть и следить с высоты как за ручейком посетителей, вливающихся в суперстоловую, так и за потоком автопоездов, привозящих на кухню красно-желтые туши коров и коричневые мешки с мукой и сахаром. Впрочем, с годами выяснилось, что качество идущей в котел говядины и выпекаемых на фабрике хлебокондитерских изделий от этих новшеств не зависит, а парящие в воздухе директора с замиранием сердца ждали, когда носик рухнет и погребет их под своими обломками. Их опасения оказались не напрасными, вскоре по стенам директорского кабинета и ведущего к нему наклонного коридора пошли трещины. Очередной командарм пищеблока предпочел выехать и занять другое, менее экстравагантное помещение. Однако носик не отвалился. Он так и остался висеть в воздухе, вызывая у каждого нового поколения местных жителей смешки и гордость - подобного сооружения не имел больше ни один район города. Подойдя к дому, Кочегаров начал с того, что изучил стеклянные и металлические доски с названиями фирм и товариществ, густо облепившие подъезд. Были тут как не совсем ясные:

АО "Технолюкс" факсы, аудиотехника, сайт

АОЗТ "ГЕФЕСТ" тахилит, диабаз

ТОО "Полигиния" аудит, хинаяна

ГП "Металлопрокат" фурнитура, швеллер

Так и вовсе загадочные:

Сан-Ал-Мин обеспечу бессмертие

"Тревл дос" эмиграция в Бутан

И наконец, дворник обнаружил лаконичное, то, что искал:

"Атлант"

Стеклянная, подчиняющаяся невидимому электрическому лучу дверь, наподобие той, что встретила членов товарищества в аэропорту, разъехалась, и посланник "Галеаса" очутился в обширном вестибюле. Редкие озабоченные посетители пробегали мимо развешенных на стенах объявлений и встроенных в стену табло. На последних молочно светились курсы валют и сообщения о съездах и пресс-конференциях. Фирма "Александр Третий" уведомляла о распродаже зимних сапог, а акционерное общество закрытого типа "Озон" сообщало, что оно выбросило в продажу новое средство для мытья унитазов. Рядом с унитазами висела прозаическая бумажка с печальным сообщением, что украденные бланки и печати "АО Феофан Прокопович" недействительны и что сам "Феофан" ликвидировался. На бумажке какой-то шутник нарисовал карандашом человеческий череп и две овечьи косточки.

Узнав от администратора в окошке, что презентация "Атланта" начнется с минуты на минуту и что произойдет это на четвертом этаже, посланник козьмапрутковцев поспешил наверх.

Сверкающий голубым пластиком лифт поднял ответственного дворника на нужный этаж, и тому осталось только отдаться течению человеческой реки, вливающейся в распахнутые под светящимся табло с именем греческого титана двери.

Длинный, с низким давящим потолком, туманный от дыхания многочисленных гостей зал в ожидании объявленного действия гудел. Слепыми глазами смотрели на толпу выстроенные вдоль стен машины с молочными, не включенными экранами, пугающе медленно ползли по шестиугольному со знаками зодиака циферблату стрелки старинных часов. Часы были украшены отрубленными, в шлемах, головами рыцарей. От соседства таких мрачных, принадлежащих разным векам механизмов дворнику почему-то стало жутко.

В толпе толклись плечо о плечо, сходились и расходились розовощекие Алеши Поповичи с сотовыми телефонами, девицы с дорогими подтеками в ушах, пожилые, бухгалтерского вида МУЖЧИНЫ в линялых курточках, старики и старухи с сумочками, откуда они, разговаривая, то и дело вытаскивали крошечные японские калькуляторы, тыкали в них пальцами и кивали, соглашаясь, или трясли головами, отказываясь.

На подиуме оркестр играл Баха. Толпа волновалась:

- Вы слышали, в "Ульби" уже работает прокуратура?

- Еще бы! Вчера посадили Спортивный фонд.

- Говорят, наш "Атлант" успел скупить их бумаги.

Не успел Федор проникнуть в толпу, как был сжат ею со всех сторон, а за пуговицу его схватил тощий, гладко выбритый с синими кольцами вокруг глаз:

- Бумагами Центрального не интересуетесь? И тут же, увидев на кочегаровском лице девичье недоумение, исчез.

Место синих колец заняли оголенные плечи. Брюнетка с индийской брошью в ноздре шепнула:

- Все о надежности банков и предприятий. Информация на четверг, гарантия, полная секретность.

- Благодарим, в информации не нуждаемся рядом с Кочегаровым возник младший Малоземельский. - Не теряйте, мадам, времени.

Брюнетка, сделав бровью: "Вот еще!" - исчезла.

- Мадам астролог, - пояснил знаток автомобилей. - Сами понимаете, чего стоят ее предсказания, взятые с ночного неба. А я вижу - знакомое лицо! Как вы сюда попали?

- Есть поручение, - не зная, как себя вести с неожиданным свидетелем его секретного визита, дворник нахмурился.

- Коммерческая тайна? Молчу, молчу. Если вам действительно понадобится информация о банках, у меня есть человек - ворует прямо с городского компьютера. А я тут, понимаете, как переводчик. Угнали машину, найдена в Ростове, когда еще вернут! Видите старуху? Американка. Я с ней. Плохо знаю по-английски, она ничего не знает по-русски, прекрасно понимаем друг друга. Встретила своих и на минуту отпустила меня. Вы только оглянитесь по сторонам. Такое редко увидишь: бомонд, цвет общества, те, кто решает судьбу города. Например, вон тот, окруженный внимательно слушающей его компанией. Похож на Гришку Распутина. Уральский феномен. Начинал с шариковой ручки и листка бумаги. Дал в Екатеринбурге объявление: "Фонд помощи раненым афганцам". Обещал раздавать бесплатно квартиры. Освободили от налогов, купил за границей спирт, продал, тысяча процентов прибыли в карман. Рядом с ним дама...

"- Полная, со стекляшками в ушах?" Ха-ха, то бриллианты чистой воды. Телевизионщица. Своя программа "Тысяча первый канал". Продавала рекламное время иностран-йьш компаниям, деньги ее муж клал на зарубежные счета. Когда его поймали, бросила мужа. Весь ее канал сбежал во Флориду... (К ним подошел черный, небритый исполнитель цыганских романсов.) Романсы - дым, на самом деле он - это наркотики. Загородный дом, в стене пробито отверстие, клиент подходит, сует деньги, получает пакетик. Однажды пришла милиция, взломала дверь... В доме одни беременные женщины, кучей на полу дети, тут же россыпью деньги. Чьи? Ничьи. Арестовывать некого... А знаете, какой бизнес сейчас самый ликвидный? Публичные дома. Вечером нанимаете девочек, утром они приносят прибыль. Это вам не нефть на Ямале.

Через окна в зал жидким неоном вливался город. Не включенные экраны и рыцарские головы продолжали слепо и страшно смотреть на публику.

- Я узнал, какой проект нам сейчас преподнесут, - Вергилий наклонился к самому уху Федора. - "Атлант" замахнулся на...

Он не успел сообщить, на что замахнулся легендарный грек, как в зале произошло движение. Оркестр ссыпался с подиума и перекочевал в угол. На окна сползли шторы, под потолком вспыхнули длинные и голубые, как скифские мечи, лампы. И тогда в стене распахнулась потайная дверь, а на подиуме появилась дирекция фирмы. На этот раз на главном атланте был френч брусничного гоголевского цвета. За ним возникли кавказец, новая, незнакомая дворнику, переводчица, и выкатилось механическое кресло. Когда электрическая колесница остановилась и белый шар - забинтованная голова седока - перестал качаться, брусничный директор, повернувшись лицом к залу, заговорил. Дворнику показалось даже, что он различил знакомые ему по телевизионным передачам нерусские слова "вери гуд" и "о'кей!".

- Успешное окончание первого года реставрационных работ, - перевела девушка, - позволяет нам начать досрочную выплату дивидендов. Выплату начнем через неделю. - Зал радостно загудел. - А сейчас правление хочет познакомить вас с новым проектом. Выход в ближнее и дальнее зарубежье. Строительство туристических комплексов на месте отреставрированных дворцов и храмов... Строительство целых кварталов... Широкая продажа мест по принципу тайм шер... Намечаемые районы: Херсонес, Керженец, Кокосовые острова, Танзания...

Горячий воздух благословенного юга проник в зал через закрытые окна, запахло кипарисом и лавром, белые скалы Занзибара поднялись у стен, а волны теплого моря заплескались у ног акционеров.

- Мистер Смит рад видеть такое количество заинтересованных лиц, - продолжила девушка. - Он уверен в успехе предприятия.

Директор важно наклонил голову. На зачарованную толпу гефсиманскими яблоками падало:

- Осушение озера и восстановление града Китежа... Постройка туркомплекса на развали-йах Трои... Прокладка дороги через Гималаи в курорт Шамбалу. Создание в Шамбале дочерней компании.

Зал продолжал гудеть. Электрическое кресло, волнуясь, подрагивало, переводчица едва успевала переводить летевшие из зала вопросы:

- Что могут предпринять конкуренты и есть ли они?

- Как относится к троянскому проекту Турция?

- Как вы получили карты и узнали, где находится Шамбала? Карты ведь были зарыты художником Рерихом на Алтае.

- Керженец... Китеж... Кокосовые острова...Англия, Австралия.

Из дверей в гудящий зал ворвались официанты с подносами. На подносах мелко дрожали бутылки с фужерами.

- Рекомендую, "Винь Компань Руж", столетняя выдержка, - Вергилий ловко смахнул с подноса пробегавшего мимо официанта два бокала.

"Винь Компань" оказалось коварным вином, и скоро дворник почувствовал, что у него кружится голова.

- А теперь господа получат по существупроекта ответы от знающих лиц.

Пар от дыхания сгустился и протянулся из одного конца зала в другой. Из пара стали выплывать и вылезать на подиум знающие.

- Гляди-ка, водолаз! - удивился Кочегаров, когда на помосте появился человек в резиновом костюме и в медной кирасирской манишке со шлемом.

- Ветеран, опускался еще в 1933 году на "Садко". Этот будет сейчас рассказывать про Китеж, - объяснил Вергилий.

Водолаз снял шлем и заверил, что с затонувшим городом все будет в порядке. После него на подиум, кряхтя, взобрался с козлиной бородкой художник, открывший в Гималаях страну вечной юности. Поклявшись Шивой, что карту на Алтае он не закапывал, художник сполз, а его место заняла английская королева. Королева пообещала уговорить Австралию отдать Кокосовые острова атлантам.

- Масштаб! Против королевы никакой акционер не устоит, - завистливо протянул Вергилий, - вот увидите, понесут деньги!

Возникший после англичанки турецкий парламентарий сообщил высокому собранию, что Анкара заинтересована в проекте и, если понадобится, сроет до основания все троянские холмы. Официанты побежали по второму разу. В руки Вергилию снова прыгнули фужеры.

- Подвалы монахов бенедиктинцев, пейте осторожно, - предупредил переводчик.

Горло галеасца обжег расплавленный свинец, послышался щелчок, и дворник почувствовал, как вокруг него возникло мощное биополе.

После напитка бенедиктинцев стали выступать похожие на выпускников МГИМО представители конкурирующих фирм. Все они дружно соглашались не мешать "Атланту", а некоторые даже заявили, что готовы слить с ним капиталы.

- Под изложенный проект фирмой выпущены акции, - сообщил подиум. - Приступим к их реализации. Приобретающие сегодня ценные бумаги получают двадцать процентов скидки.

И тотчас рядом с френчем выскочила стойка, а также склеился из воздуха галстучник с собачьими ушами и с пачкой бумаг в руке. Он забежал за стойку, взмахнул пачкой, выкрикнул: "Приступаем!" Выпрыгнули из зала и сели за пультики у экранов барышни в зеленых хирургических халатиках, выпали из стен красные и синие провода, змеями поползли, ввинтились в разъемы и штепсели, вспыхнула у каждого экрана страшная надпись "Смертельно!", а из потайной двери выкатились и сменили бахов-ский оркестр четыре ассирийца в бородах с гармошками "Тула".

- Рубли не принимаются, принимаются только доллары.

- В финских марках можно? - выкрикнули из зала. - Дойчмарки... Фунты... Песеты испанские?

- Только доллары.

- Где это видано? Есть же обменный курс.

Безобразие!

Собачьи уши изобразили: "Сегодня так".

Акции брали нарасхват. Когда торги закончились, ассирийцы грянули марш из "Аиды", компьютерные барышни, сменив зеленые халатики на ситцевые сарафанчики, выстроились в ряд. Толпу снова прошили официанты с подносами.

Все, что пил дворник, показалось ему мерзким. Биополе его пульсировало в такт мигающим огням, стены зала угрожающе то наклонялись, то становились на место. Потолок приспустился, и оттого в зале стало трудно дышать.

- Почему прекратили? Обещали свободную продажу. Я требую свободную! - завизжал в углу обделенный акционер.

Из стен вывалились крутые, стриженные наголо, подхватили под руки обиженного и поволокли. Как по покойнику завыли барышни, у галстучника расстегнулся фрак и обнажилась грудь, изо рта повалил дымок.

- Плод дуриан, не желаете? - раздалось над самым ухом у Кочегарова.

На подносе у официанта истекал вонючим соком диковинный фрукт.

Дворник не успел сообразить, стоит ли рисковать, как к нему протиснулся сквозь толпу сошедший с подиума кавказец. На щеке его синела свежая татуировка "Жора".

- Солнцево? - отодвинув плечом Вергилия, мрачно спросил татуированный.

На что растерявшийся галеасец снова, не поняв вопроса, промолчал, а охранник, дернув щекой и выстрелив в него волчьими взглядом, удалился.

- Что он ко мне пристал? - запуганный Дворник рассказал Вергилию о встрече в Царских Прудах.

- Солнцево? Что же тут не понять. Он спрашивал, к какой преступной группировке вы принадлежите, - объяснил пушкинист. - Ни к какой? Все равно надо было что-то сказать. Вы будете здесь до самого конца? А мне, извините надо идти, американка зовет.

Зал дымился. Ассирийцы затянули "Желтую подводную лодку", барышни, подбирая сарафанчики, двинулись друг на друга, голося: "А мы просо сеяли, сеяли..." и "Мани, мани, мани...".

Гремело из углов:

- За банк "Северо-западный кредит"!

- За "Тараса Бульбу инвест"!

- За холдинг "Козельск"!

Мало-помалу исчезли директор с переводчицей и охранником, укатила коляска, под экранами мотался один галстучник. Часовая стрелка подошла к пяти. Едва минутная подскочила к двенадцати, как на голове у галстучника вырос петушиный гребень. Он вспрыгнул на окно, хлопнув крыльями, заголосил:

- Ки-ри-ки-ку!

И сразу наступила жуткая тишина, взвились шторы, в окна хлынул рассвет. Толпа замерла. Пять раз пробили часы. Тишина лопнула, толпа шарахнулась к дверям. Ассирийцы с гармошками кинулись наутек. Один попал в зеркало, раздвоился, выскочил из него и побежал в разные стороны. Вспыхнули в последний раз молочными экранами, затряслись, застреляли компьютеры, красные и синие провода вырвались из них, зазмеились, поползли прочь. Потухло пугающее "Смертельно!". Ветром и сыростью потянуло от погасших машин. И сразу же за дверями послышался гул наступающей воды. Вода хлынула в зал, завертелись стоявшие у стен столики, поплыли подносы с бутылками и фужеры. Не успевшие выскочить в двери акционеры кинулись вплавь. Бурный поток вынес дворника на улицу. Дома стояли первыми этажами в воде, троллейбусы плыли, словно катера. Навстречу Федору по воздуху, не касаясь ногами воды, шел, как Христос, Николай Шмидт. Пораженный дворник ударился головой о фонарный столб и умер. Когда он воскрес, то увидел, что стоит, держась за решетку Парка растениеводства. В ветвях деревьев торчали, как палки, утренние солнечные лучи.

- Ничего себе, хорош, - Николай изумленно оглядел помятую фигуру своего помощника по уборке территории. Тот, едва держась на ногах, вступил на порог правления. - Видите, Сэм, как пагубно влияет на честного рядового труженика знакомство с высшим светом. Бомонд разрушает быстрее азотной кислоты. Чем вас там угощали? Не помните... Назад добирались, конечно, пешком. Надо же - напиться. До такого безобразия... Идите отдыхайте, потом всё расскажете.